Главная История Основатели Polaris. Часть первая.

Основатели Polaris. Часть первая.

Hetteen, Hoist & Derrick

У истоков компании Polaris стоят три человека: братья Эдгар и Аллен Хеттины и их близкий друг Дэвид Джонсон. Самым младшим из них был Аллен (младше брата на 9 лет) – он еще учился в школе, когда Эдгар в 1944 году основал маленькое предприятие по производству сельскохозяйственного оборудования «Hetteen, Hoist & Derrick». Джонсон в то время служил в ВМС США и приличную часть своей зарплаты отправлял Эдгару для развития бизнеса. Благодаря энтузиазму молодых предпринимателей компания выросла до производителя снегоходов и в 1954 году сменила название на «Polaris».

«Одна из причин, по которой мы изменили название компании, заключалась в том, что люди приходили к нам и спрашивали: "Мы знаем Хеттинов, но кто такие Хойст и Деррик?!" Ну и, к тому же, наш городок Розо находится на самом севере США, название "Полярная звезда" очень хорошо отразило его характер, – вспоминал Эдгар. – "Industries" было добавлено тоже не просто так: я понял, что название компании сильно влияет на ее восприятие. Под флагом "Industries" ты можешь быть кем угодно».

Первые эксперименты

Первый снегоход Дэвид и Аллен построили в свободное время буквально из того, что было в гараже: конвейерная лента в качестве гусеницы, двигатель Briggs & Stratton и старый бампер от Chevrolet вместо лыж. Их целью было помочь местным жителям добираться до охотничьих домиков через заснеженный лес и выбираться «к цивилизации». Они не относились к этому серьезно. Однако этот занятный агрегат весьма вдохновил Эдгара, который сразу увидел будущее подобных машин: они будут полезны коммунальным предприятиям, военным и туристам! Так экспериментальный, слегка нелепый «монстр на лыжах» стал родоначальником целой снегоходной эпохи Polaris, длящейся по сей день.

К концу 1950-х Эдгар стал президентом компании, но отвечал перед советом директоров. В 1959 году он задумал некую «рекламную экспедицию» на своих снегоходах, чтобы доказать, что это не только развлечение, Эдгар Хеттин с неббольшой командой отправились на них в путешествие в 2000 км по снежной пустыне Аляски вдоль реки Юкон. Они везли с собой груз почти в полтонны при температуре до минус 40 градусов и уложились в 21 день. После этого вопросы об универсальности и надежности машин Polaris Sno-Traveler отпали сами собой.

Его поддержал и производитель двигателей Kohler, которыми снабжались снегоходы Polaris (одноцилиндровыми четырехтактниками). Эта экспедиция вызвала бурный отклик в национальных и международных изданиях. Так к компании пришла популярность, и началось серийное производство снегоходов.

Спустя десятилетия Эдгар Хеттин прокомментирует свое решение:

«Тогда, в 1959 году, небольшим снегоходам как виду было всего пять лет. Они не продавались. Люди им не доверяли. Своей экспедицией я хотел изменить ситуацию. У меня получилось».

Президенты меняются

Несмотря на чувства Эдгара и его уверенность в успешности будущей экспедиции, совет директоров Polaris дал ему понять, что президент Polaris Industries не должен мчать на Аляску с безрассудной миссией. После 15 лет работы над созданием прочного фундамента компании, которая когда-то носила его имя, Эдгар Хеттин был вынужден выпрашивать деньги у банков и спонсоров, успокаивать совет директоров, который не разделял его взгляды. Вскоре после возвращения из экспедиции на Аляску, Эдгар подал в отставку.

 

Этот инцидент стал первым испытанием для Аллена Хеттина, к которому перешло управление компанией. Он стал развивать дело, так сильно вдохновившее старшего брата, понимал, что Эдгар был прав, делая свой смелый шаг.

Но для правления он был слишком молод и еще не проверен, совет откровенно сомневался в Аллене и грозил закрыть перед ним двери, если тот не придумает что-то покруче Sno-Traveler.

Второй вызов

Итак, Аллен принял пост президента компании, но не успел он собраться с духом, как на него свалилось следующее испытание, едва не обанкротившее Polaris. Провал модели Polaris Comet 1964 года стал его проверкой на прочность.

Снегоход Comet задумывался как первый выход на большой рынок развлечений. Но, как вспоминает Дэвид Джонсон, «мы сделали сразу три ошибки: двигатель не тянул, сцепление не работало, как надо, гусеница плохо шла по снегу». По заводу ходила шутка: «Из 300 проданных машин 800 вернули».

Неудача с Comet на компании сказалась плачевно – ей грозило банкротство. Но Аллен Хеттин этого не допустил. Он лично следил за тем, чтобы продавцы получали зарплату, вдохновлял сотрудников на работу и противостоял кредиторам. Он знал, что, если они выстоят, то следующая новая модель, Mustang 1965 года, станет тем, чем у Comet стать не получилось. Mustang откроет для Polaris двери в будущее. И Хеттин не ошибся: Mustang легко и надолго занял нишу лучшего снегохода для зимних развлечений.

 

Это был тяжелый год. Стоимость акций компании упала в 10 раз. Аллен был подавлен: «Я чувствовал себя человеком, одиноко стоящим в лесу, – а вокруг него вырубают все деревья».

Третье испытание

Честность младшего Хеттина помогла ему справиться с последним испытанием на посту президента Polaris. Он собрал совет директоров и сказал собравшимся примерно следующее: «Популярность снегоходов стремительно растет. И теоретически мы имеем шансы продавать даже больше снегоходов, чем можем сейчас производить, не тратя ни доллара на продвижение. Но мы внимательно изучили рынок и поняли, что конкуренция становится все более жесткой. Если мы хотим и дальше оставаться лидерами, нам нужно обзавестись лучшими дилерами и создать для компании сильный имидж».

Аллен Хеттин признал, что несмотря на значительный рост количества продаваемых снегоходов, Polaris нужна более сильная инфраструктура и крупные вложения, чтобы успешно конкурировать в будущем. В 1968 году Хеттин и совет директоров сошлись на том, что компании нужна помощь извне, будь то партнерство или даже продажа компании.

Аллен также понимал, что у него было недостаточно знаний о большом бизнесе и навыков, необходимых для быстрого роста в нем. Поэтому целеустремленно взялся за поиск более крупной корпорации, готовой взять под крыло Polaris, но при этом не поглотить его целиком и не закрыть завод в Розо – этого Хеттин не мог допустить ни при каких условиях. Совет директоров предложил несколько вариантов, окончательный выбор должны были сделать три человека: Аллен Хеттин, Дэвид Джонсон и Карл Уолберг (главный менеджер). Они долго совещались и, наконец, остановились на крупной корпорации Textron. И это стало лучшим решением, которое только можно представить. Во-первых, завод в Розо не просто продолжил работать, а стал разрастаться и увеличивать производственные мощности. Во-вторых, создавались новые рабочие места, компания развивалась. Основатели сделали поистине рискованную, но выигрышную ставку.

Так, Аллен Хеттин пережил вместе с компанией, пожалуй, самое сложное ее десятилетие и ушел в отставку вскоре после слияния с Textron. В 1973 году Аллен погиб в аварии на своей ферме недалеко от Розо. Именно этому человеку компания благодарна за то, что осталась на плаву в столь тяжелый кризисный период.

Самостоятельность компания вернула себе в 1981 году, и с тех пор в поддержке не нуждается. Напротив, теперь Polaris покровительствует множеству оригинальных брендов, возродив некоторые из них буквально из пепла.

 

Рассказать друзьям